Длинное оружие Максима Бахарева

Длинное оружие Максима Бахарева

Великий индус Бодхидхарма, первый патриарх всех видов восточных единоборств, показывал своим ученикам, как через совершенство тела можно достичь совершенства духа. Все его последователи, те, кто всерьез посвятил боевому искусству свою жизнь, на собственном опыте ежедневно проверяют истинность его учения. И если достижения физического совершенства бывают видны даже самому неискушенному человеку, то внутренний мир единоборца остается закрытым постороннему взгляду.

Когда в мае сего года на открытом чемпионате России по традиционному ушу в Санкт-Петербурге наш земляк Максим Бахарев показал свой комплекс упражнений с алебардой, четыре старейших китайских ушуиста, приглашённые судить соревнования, пришли в изумление. «За последние пять лет в мире никто не показывал такого уровня выступлений в стиле да-дао».– заявили они. Достижение необычное, порождающее массу восторгов, вопросов и размышлений…

— Максим, можно было бы, конечно, долго рассуждать о причинах твоего успеха, о том, как в российской глубинке мог появиться мировой уровень ушу… Но, думаю, никто лучше тебя не расскажет о тебе самом. Поведай, пожалуйста, о том, как ты начинал заниматься ушу?

— Я начал, наверное, лет в двенадцать, с середины 89– го года, когда восточные единоборства получили наконец официальное признание, перестали считаться запрещёнными. В то время в Саратове появилось очень много разных федераций различных восточных единоборств, направо и налево аттестовывались тренеры, открывались секции. Сейчас я понимаю, как мне повезло, что во всем этом разнообразии я нашел своего учителя. Человека, который дал мне дорогу в мир ушу. Его зовут Александр Хиладзе. Потом, правда, он пошёл другим путем — закончил духовную семинарию, стал протоиереем. Месяца через четыре я попал в сборную к Сергею Куэнецову, основателю саратовской федерации ушу. С тех пор и до сегодняшнего дня я остаюсь членом этой федерации. Видел и пережил все ее перемены, лучшие и худшие времена.

— Почему именно ушу?

— Трудно ответить. Вообще, каждый человек начинает заниматься чем-то, мотивируя одним-единственным словом — нравится. Только потом он находит в своих занятиях что-то свое: кому-то нравятся движения, кому-то свои собственные успехи, кто-то находит успокоение. У меня сложилось все вместе — нашел любимое дело и занимаюсь им.
Как-то во время затишья в жизни федерации (это случилось в период с 92 по 97 год) мы не ездили на соревнования, вплотную занялись философией, историей ушу. Тогда мы поняли, что боевое искусство — это нечто большее, чем спорт, нечто многогранное, то, что позволяет осознать себя в каком-то другом качестве. Ушу дало тонкое ощущение себя в окружающем и всего окружающего в себе. Это трудно объяснить. Что-то происходит с человеком. Ну, к примеру, когда ты неожиданно понимаешь, что можешь предугадывать события. Знаешь, что через день-два, час или несколько минут должно произойти.

— А не пугают открытия, которые ты в себе делаешь?

— Иногда пугают и очень. Думаешь, а вдруг сейчас фантазия разыграется, представишь себе что-нибудь этакое, и оно воплотится. Конечно, тут главное — уметь сдерживать свое воображение. Это очень опасный путь, и у человека, который не умеет правильно пользоваться этими открывающимися экстраспособностями, может «сдвинуться крыша».
Для себя я определяю это весьма четко. Все знания даются человеку от Бога, то есть исходят от какой-то субстанции, в китайской философии — сгустка энергии, где сконцентрированы ответы на все вопросы. Поэтому нельзя восхищаться собой в такие моменты (чувство собственной значимости — весьма обманчивая штука), гордиться, Ведь, по большому счету, это не наше достижение, мы просто посредством упорных физических тренировок, как приемник, настраиваемся на получение этих знаний.
Однако именно эти открытия и отличают обыкновенный спорт от занятий восточными единоборствами.

— Тебе сейчас двадцать четыре. Полжизни ты занимался ушу. За это время на многое ты стал смотреть по-другому. В связи с этим хочу спросить, как ты смотришь на людей, которым мир единоборств непонятен?

— Они тоже идут своим путем. Ведь если человеку что-то надо, если человек сердцем ощущает необходимость в чем-то, он все равно рано или поздно придет к этому, встанет на свой путь. Тогда он будет идти, как бы ему тяжело ни было.

— А как ты относишься к людям, которые знают сейчас больше тебя?

— Иначе как с уважением к ним нельзя относиться.

— А если ты не понимаешь, о чем они говорят, как живут и прочее?

— Я запомню. Пройдет время, и я обязательно пойму. Ведь я тоже не стою на месте.
Тут проблема во взаимоотношениях между учителем и учеником. Есть замечательная притча. Однажды учитель пришел к ученикам и приказал посадить ростки, но… корнями вверх. Ученики изумились. Один решил переспросить, так ли он услышал. Другой посадил росток как обычно. Третий вообще отказался выполнять глупый приказ. И только один из них выполнил поручение так, как сказал учитель.
Когда учитель вернулся, он сказал последнему: «Ты мой самый верный ученик. Потому что не важно, приживется ли твой росток. Важно, веришь ли ты мне».
Я считаю, что ученику надо быть пустым, а не наполненным сосудом, чтобы быть способным воспринимать новые знания.

— Если уж мы заговорили об учителях, я не могу не спросить о твоем учителе, китайце Люй Юнсяне. который в 1999 году приехал в Саратов, преподает в школе «Вся жизнь» и является главным «виновником» твоего последнего успеха. Почему в мире так давно не было сильных ушуистов в стиле да-дао?

— «Да-дао» по-китайски — это большой нож. Он тяжёлый просто, весом под два килограмма, длиной 1,8 метра, опасный. Мало кто берется за него. Чтобы им овладеть, надо много времени. Юнсян в этом виде выиграл чемпионат Китая в 1987 году, он составил базовый комплекс да-дао, от которого все сегодня отталкиваются.
В соревнованиях по ушу существует пять видов: кулак, короткое оружие, длинное оружие, традиционное оружие и традиционный кулак. Спортсмену, чтобы набрать очки, надо показать три обязательных вида и выбрать один из традиционных. Я остановился именно на да-дао.
Я постарался овладеть этим видом, мне понравилось. Знаешь, говорят, что у оружия нет души. Неправда. Она есть, но та, которую дает ей человек. Происходит некий взаимообмен. Сейчас я ее очень хорошо чувствую.

— Какие следующие соревнования у тебя в планах?

— Сегодня в спорте все зависит от наличия денег. Деньги будут — поедем. Вот на Олимпийских играх в 2004 году ушу будет представлен как показательный вид. А в 2008 году в Пекине — уже как один из видов программы.

— Нам тоже хотелось бы тебя видеть в числе не только участников, но и в числе призеров следующей олимпиады.

Беседовала Екатерина ИГНАТОВА